Технический вуз

О'ХАЙ!

 


 

Посошков Виктор.

 


 Опыт Сомова.

Вещь, без сомнения, примечательная, как примечателен и сам автор, ее написавший. О таких вещах всегда жалеешь, когда они кончаются. Кажется, так бы и читал бесконечно долго в сладостном упоении, сопереживая герою во всех его перипетиях, разделяя легкую иронию автора, наслаждаясь простым и, вместе с тем, живописным языком. Что еще сказать? Что это моя любимая словесность, сочетающая в себе душевные метания и удовольствие. Именно такие повести я хочу читать, так я хотел бы сам писать. Нет, я пишу иначе, и не надо мне писать так, как Посошков. Пусть Посошков пишет, - здорово у него получается, зачитаешься.

Сомов - тихий забитый, всего боящийся, хоть и мелкий начальник. Можно подумать, что он такой навсегда. Нет. После ухода жены он становится волевым, сильным, собранным. Ему все дается легко. Навсегда ли это? - Вопрос.

Образы повести очень натуральны. За ними угадывается философия автора, которая мне понятна и близка. Трансформация, произошедшая с Сомовым, - дело редкое, но случающееся в разных возрастах. А ведь в литературе интересно не однородное серое описание обыденной жизни, а вскрытие тех изломов судьбы, которые определяют всю жизнь "после", даже если она совершенно непохожа на жизнь "до". Описание такого надлома в судьбе Сомова весьма правдиво, тут нет никакой "небывальщины". Все так. И сюжет соткан искусно: вовремя начат и вовремя брошен. Все очень грамотно прописано.

 

Московский круг. Сборник повестей и рассказов. Московский рабочий, 1991 г.

"О'ХАЙ!"

Почту кидать сюда

"Русский переплет"